Глава РФПИ: инвестиционный интерес к России растет

Инвeстoры из стрaн Eврoпы, Ближнeгo Вoстoкa и Aзии прoявляют всe бoлee aктивный интeрeс к прoeктaм в Рoссии нa фoнe вoсстaнoвлeния рoстa экoнoмики, a тaкжe учитывaя успeшную рeaлизaцию прoeктoв Рoссийскoгo фoндa прямыx инвeстиций с инoстрaнными пaртнeрaми.

Oб этoм гeнeрaльный дирeктoр РФПИ Кирилл Дмитриeв зaявил в эксклюзивнoм интeрвью экoнoмичeскoму oбoзрeвaтeлю тeлeкaнaлa «Рoссия 24″ Алексею Бобровскому в рамках Петербургского международного экономического форума.

Кирилл Дмитриев отметил, что РФПИ уже инвестировал более 1 трлн руб. в 40 различных проектов в России и продолжает привлекать новых инвесторов в различные проекты в стране. Глава фонда отметил, что присутствовавшие на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным руководители крупнейших суверенных фондов мира выразили заинтересованность в инвестициях в новые проекты в России.

Он также сообщил о том, что Государственный пенсионный фонд Японии (GPIF), крупнейший в мире пенсионных фонд, рассматривает возможность совместного с РФПИ инвестирования в Россию.

Кирилл Дмитриев отметил, что РФПИ и Банк развития Китая создадут фонд в юанях в качестве нового инструмента, который также сможет инвестировать в Россию.

В ходе беседы также было отмечено, что интерес со стороны европейских инвесторов к проектам в России по сравнению с предыдущим годом заметно увеличился. Гендиректор РФПИ отметил, что многие инвесторы не хотят упускать привлекательные возможности с учетом уже действующих инвестиционных проектов, которые были реализованы фондом и его партнерами.

В этом плане также довольно наглядным, по словам Дмитриева, является позиции Эммануэля Макрона, который поддерживал развитие российско-французских инвестиционных отношений как на уровне министра в предыдущем правительстве Франции, так и сейчас, в качестве президента Франции.

– Кирилл Александрович, здравствуйте!

– Здравствуйте, Алексей!

– Вчерашняя встреча президента с представителями суверенных фондов различных стран мира прошла успешно, мы это видели. Но все-таки хотелось бы из первых уст получить комментарии. Что говорил российский президент – мы слышали, ваши комментарии тоже слышали. Расскажите о том, что осталось за кадром, насколько понравилось участником этой встречи общение с российским Президентом. Готовы ли они инвестировать в Россию?

– Встреча, действительно, прошла крайне успешно. На встрече, как вы знаете, присутствовали инвесторы, управляющие капиталом в объеме более 11 триллионов долларов. Очень много было обсуждений и секторов российской экономики, куда стоит инвестировать, и конкретных возможностей. Один из главных элементов этой дискуссии заключается в том, что различные инвесторы рассказывают о том, кто что сделал.

Например с фондом Mubadala из Объединенных Арабских Эмиратов мы уже проинвестировали в 30 компаний. Конечно, когда другие наши партнеры на это смотрят – они видят, что им также надо увеличивать инвестиции.

Из партнеров, которые пока с нами не участвовали в совместных инвестициях был Пенсионный фонд Японии – самый крупный пенсионный фонд мира с объемом активов в 1,3 триллионов долларов под управлением. И они серьезно рассматривают проведение инвестиций и в Россию, и увеличение инвестирования по всему миру.

– Это те самые живые деньги, которые в экономике есть, не накрученные финансовыми механизмами, они уже готовы обсуждать какие-то конкретные проекты – я имею в виду Пенсионный фонд Японии?

– Безусловно. Важно, что РФПИ уже проинвестировал 1 трлн рублей вместе с нашими партнерами в более чем 40 российских проектов. И в каждый из проектов мы часто приносим деньги 4–5 ведущих фондов. Например, наши инвестиции в аэропорт Пулково это инвестиции и и Саудовской Аравии, и Объединенных Арабских Эмиратов, и Кувейта, и Бахрейна, и Китая, и ряда других стран.

Это важно, что в «Фосагро» и в другие компании мы можем мобилизировать ресурсы из 6–7 фондов. Например мы объявили об инвестициях в нефтесервисную компанию «Евразия». И здесь инвестирует и Российско-китайский фонд и Саудовская Аравия. Почему важны инвестиции Саудовской Аравии? Потому что мы надеемся, что компания «Евразия» будет работать и в Саудовской Аравии.

На вчерашней встрече присутствовал Министр энергетики Саудовской Аравии, который тоже подтвердил, что встречался с представителями компании «Евразия» и выразил заинтересованность в том, чтобы «Евразия» работала на саудовском рынке.

Поэтому мы не только приносим инвестиции в компании, но и возможности работать на внешних рынках.

– Что говорил президент представителям суверенных фондов и что вообще для таких институциональных инвесторов является важным? Президент обозначил целый ряд факторов, который бы заставил инвесторов приходить в Россию. Что является для них аргументом? Вы, как человек, знающий их психологию, возглавляющий российский суверенный фонд, наверняка знаете, что для них является аргументом – динамика российской экономики, отдача от инвестиций?

– Алексей, вы абсолютно правы, что это на самом деле совокупность факторов. Здесь нельзя сказать, что это один-два фактора.

Что является ключевым? Во-первых, это темпы экономического роста. Важно, что экономика России вновь начала расти. Но президент вчера четко обозначил, что Россия должны расти темпами, превышающими мировые, и этот процесс скоро начнется.

Во-вторых, это макроэкономическая стабильность. Здесь у России как раз все хорошо: мы видим, что инфляция находится на низком уровне, долг находится на низком уровне и макроэкономика в целом довольно сильная.

Третий фактор – это история успеха инвестиций. Потому что в конечном счете, инвесторы хотят видеть, что, инвестируя, они получают хорошую доходность. И здесь играем очень важную роль, потому что, например, инвестиции Российско-китайского фонда в «Детский мир» показали годовую доходность в 90% в долларах. И когда инвесторы видят такого рода доходности на российском рынке, они видят историю успеха, им становится интересно.

И четвертое – это безусловно наличие красивых, интересных, качественных, доходных проектов. Здесь, нам надо вместе работать и с Министерство экономического развития РФ, и с компаниями, потому что количество проектов в инфраструктуре и ряде других секторов надо увеличивать. Инвесторы готовили в них вкладывать, вчера им объявили о ряде таких проектов. Но таких проектов должно стать больше.

– Кирилл Александрович, чего не хватает для того, чтобы инвестиции все-таки шли в большем объеме в инфраструктуру?

– Это вопрос совместной работы и с правительством, и с госкомпаниями и с пенсионными фондами, чтобы проекты структурировались таким образом, чтобы они были интересны инвесторам.

Например, с РЖД мы сейчас работаем над возможными инвестициями в Северный широтный ход. Благодаря РЖД этот проект стал понятен, потому что активно проработан и грузопоток проекта. И то что шесть месяцев назад не было правильно структурировано, сейчас в рамках разделения рисков между инвесторами, РЖД, грузоотправителями проект мы видим, что этот проект показывает хорошую доходность, и, соответственно, инвесторы могут заходить. В своем предыдущем виде проект не был бы реализован, а в этом – будет.

Другой наш пример – это инвестиции вместе с «Газфондом» (пенсионный фонд ПАО «Газпром» – прим. ред.) в концессионную компанию, которая уже построила одну платную дорогу, в обход Одинцово, также планирует построить дублер Кутузовского проспекта. Это очень важно. Мы все много стоим в пробках на Кутузовском проспекте. Благодаря тому, что пенсионный фонд договорился с властями Москвы о том, что они будут строить только за свои средства, без всякой господдержки эту платную дорогу мы сможем и меньше стоять в пробках, и, безусловно, этот проект, так как он структурирован вместе с городом, привлекателен и интересен для инвесторов.

Поэтому совместная работа в правильную структуризацию проектов – это то, что позволит привлечь гораздо больше средств в инфраструктуру.

– Это очень радостно слышать, потому что инфраструктура действительно меняет жизнь. И Одинцовская дорога и строительство трассы Москва-Санкт-Петербург очень изменили быт москвичей и жителей Подмосковья. Если получится такая же дорога, дублер Кутузовского проспекта – это будет реальная демонстрация того, как инвестиции в инфраструктуру дают результат и для экономики в том числе, ускоряя время принятия решений.

Интересный момент касается ваших европейских партнеров. Наверное, уже пора перестать обращать внимание на то, меняют они к нам отношение или нет, потому что есть Юго-Восточная Азия, есть Ближний Восток. На все-таки в Европе тоже есть партнеры по потенциальным инвестициям, ценные и интересные – Франция, Италия. Как они реагируют на то, что говорит президент? Учитывая текущий санкционный подтекст, это важно.

– Вы знаете, крайне позитивно. Буквально две недели назад была встреча с премьер-министром Италии, и там мы обсуждали совместные инвестиционные проекты, в том числе вместе с итальянской компанией ANAS мы инвестируем в реконструкцию трассы М-4, совместно с итальянской компанией Pizzarotti мы строим клинику №40 в Санкт-Петербурге, и премьер-министр Италии очень четко сказал: мы хотим, чтобы наши компании продолжили инвестировать вместе с Россией, и мы это обсуждали в присутствии президента Путина.

Также очень успешным был визит президента Путина во Францию, была важная беседа с Макроном. Да, остаются различия. Но президент Макрон также говорит о том, что наш Российско-французский фонд должен продолжать инвестировать. Как вы знаете, мы проинвестировали в компанию Arc.

Эммануэль Макрон на дебатах с Марин Ле Пен заявил: «Я спас Arc». И во многом это стало возможным благодаря совместным инвестициям России и Франции. Arc –это французская компания, она сейчас активно развивается.

Поэтому мы видим, что совместные инвестиции – это ключ к успеху с европейскими партнерами и Президент упомянул, что, по оценкам Восточного комитета германской экономики немецкие компании потеряли около 350 тысяч рабочих мест из-за санкций против России. Поэтому мы видим, что европейские партнеры понимают этот негативный момент и безусловно уровень инвестиционной активности с их стороны в этому году гораздо выше, чем в прошлом.

– Очень интересно общаться с финансистами на подобные околополитические темы. Вы только что сказали «успешный визит президента во Францию». Если читать политические издания – во многих из них говорилось о недопонимании между сторонами. Но вы, как человек знающий Макрона, четко даете понять, что это человек бизнеса, человек решений и здесь важна прибыль и насколько это важно обеим сторонам. И как раз то, о чем вы говорите, подтверждает это.

Вернемся к партнерам в Юго-Восточной Азии – их число только увеличивается. Есть китайские фонды, с индусами активно развиваются отношения, как обстоит ситуация на этом направлении?

– Во первых, действительно, вчера было очень интересное выступление одного из ключевых людей в Банке развития Китая.

Банк развития Китая уже выдал российской экономике кредитов на 70 миллиардов долларов. Он предложил работу вместе с РФПИ по созданию фонда в юанях, который позволит китайским инвесторам больше инвестировать в Россию. Президент эту идею поддержал. До этого она обсуждалась и во время поездки президента в Китай, и мы активно работаем в этом направлении.

Поэтому мы не только видим, что, например, Российско-китайский фонд совершил 19 инвестиций и активно работает. Но мы видим, что будут созданы новые инструменты – как фонд в юанях, который может инвестировать в Россию. Мы даже обсуждаем возможную идею создания российско-китайского банка, который позволит лучше взаимодействовать в национальных валютах.

Отношения с азиатскими партнерами развиваются очень быстрыми, активными темпами.

Также крайне важна Япония. Сейчас создан Российско-японский фонд. Соответственно мы видим растущий интерес от азиатских инвесторов к совместной работе.

– Про Японию интересный момент: с японцами, многие говорят, достаточно трудно работать в том смысле, что когда речь идет об инвестициях в Россию – вопросов нет. Когда идет речь об инвестициях в Японию – здесь всегда есть какие-то оговорки. В случае с Российско-японским фондом и Российским фондом прямых инвестиций с японскими партнерами – здесь идет речь о проектах в Японии?

– В основном речь идет об инвестициях в Россию, и мы как раз это поддерживаем, потому что мы считаем, что японские технологии и подходы — они могут быть очень востребованы. На последней встрече президента Путина и премьер-министра Абэ с японской стороны много говорилось о технологиях в здравоохранении, технологии «умных городов». Сейчас идет пилотный проект в Воронеже о том, как сделать из Воронежа «умный город», именно используя многие японские технологии.

Но, безусловно, совместные проекты возможны и на территории Японии, и наши компании думают в этом направлении. В том числе крайне интересна аквакультура, и в том числе экспорт и совместные предприятия с японскими игроками в этом плане.

– То есть для нас это не является приоритетным, нам бы хотелось, чтобы инвестиции шли в российскую экономику.

– Да, конечно. Стоит отметить, что мандат РФПИ подразумевает, что 80% и более инвестиций должны быть направлены на территорию России. До 20% мы можем инвестировать за пределами России. Пока мы это делаем очень аккуратно: это инвестиции Arc во Франции, инвестиции в Китае. Мы, безусловно, фокусируемся на российском рынке.

– Последний вопрос: тренд на инвестиции в несырьевые сектора – он сохраняется? То есть каждый год приезжают инвесторы, общаются с президентом, по-прежнему речь идет о том, что российская экономика интересна не нефтью и газом?

– Да, и президент на встрече с инвесторами упоминал о том, что в ряде секторов наш экспорт буквально за последний квартал вырос на 20%. Это очень впечатляющая цифра. И мы видим, что и девальвация рубля, и, безусловно, фокус на повышении эффективности российских предприятий сработали. Российский экспортный центр также активно поддерживает экспорт. Вся совокупность этих факторов приводит к значимому росту экспорта. Это крайне важно для России. И мы также хотим инвестировать в значимое количество именно экспортно ориентированных предприятий.

– Кирилл Александрович, спасибо вам большое. Желаем вам успеха на форуме — и спасибо, что нашли время!

– Спасибо большое, Алексей.

Tweet

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.